Главная
    Русские интернет-кафе
    Смерть в Интернете
    Находки
    Мои книги
    Статьи, Обзоры, Стихи
    Реальная жизнь



    В Акеллу не промахнутся



    Опубликовано в журнале "Любимец" в августе 2000 года (в сокращ.)
    Андрей Травин

Когда умирают волки, умирает не только свобода. В этом столько всего!
Судьба серых хищников наиболее трагична, - почти всюду их добивают - без жалости, без угрызений совести и с наивным сознанием полезности этого дела. Но судьбу не всегда дано выбирать...
Указывавшие мне жизненный путь волчьи следы не спутаешь с собачьими. В них отпечатаны собранные вместе четыре пальца. Сам след достигает полутора десятков сантиметров в длину. По крайней мере, зимой в Заполярье их еще всегда можно найти.
У обладателя этих следов удивительно мощные задние лапы. На них он прыгает вверх на довольно большую высоту, если ему необходимо понаблюдать обстановку далеко впереди себя. Иногда эти следы отмечены вехами трупов лосей или оленей, ибо волк не в силах съесть всей своей добычи, оставляя большую ее часть воронам или росомахам.
Кстати, выражение «волчий аппетит» относится к числу достаточно условных поговорок - у этого зверя узкая пасть, и ест он медленно.
Зато у него необыкновенно острые зубы, которыми он в состоянии прокусывать оленью спину до позвоночника. Точно также «санитар леса» может прокусить олений бок до печени.

Обычные люди, встретив серого хищника в лесу, могут спутать его с собакой, особенно если тот - малолетка и по размерам похож на нашего «четвероногого друга» («матерый» же весит приблизительно 70 килограммов). Однако на самом деле он даже издали отличен от псов: во время бега волчий хвост либо струится горизонтально, либо приспущен вниз, но, по крайней мере, никогда не закручен вверх, как у дворняги, пасть волк открывает совсем нешироко, голос практически не подает (лишь рычит и повизгивает).
Летом описываемый хищник коричнево-серый. Но это - на нашей Средней Полосе. Полярный волк летом бывает довольно белесым с шерстью, выгоревшей под незаходящим полярным солнцем, как волосы купальщиц на южных пляжах. Зимой же всякий волк белеет и запасается подшерстком, выдерживающим холодные ветры и самые суровые морозы. Поэтому описываемые животные, как и большинство зверей и птиц, мигрируют в поисках пищи, а не из боязни простудиться: при благоприятном питании им не страшны даже постоянные сорокаградусные морозы.
Однако, прошу меня правильно понять: неискушенный путник может спутать волка с собакой, только издали увидев его в лесу. Если же доведется встретиться с ним лицом к лицу, то его не перепутаешь с псом: у него свое телосложение, своя осанка, свое выражение глаз. Язык этого зверя тоже лишь внешне похож на собачий, хотя, его могут научиться отчасти понимать и охотники: волчья мимика, рычание, повизгивания и движения хвостом весьма выразительны.

В конце июня и в начале июля остромордые хищники задирают головы вверх и принимаются выть. Они начинают выводить свою песню тогда, когда на небе краснеет утренняя или чаще вечерняя заря. Впрочем, появляющаяся потом луна тоже не убавляет их вдохновенья.
Внешняя торжественность это действа не должна обманывать стороннего слушателя. Если бы вы попробовали повыть вместе с этим зверьем, то поняли бы, что это пение не от горя, а просто это открытый разговор души, в котором есть, конечно, и радость, и тоска. Вой стаи - это слаженное хоровое пение, в котором каждый участник ведет свою партию, причем голос у волка чист, как у оперного певца, а хрипловатые ноты блюзового исполнителя появляются у серого хищника только как песня одиночества и отчаянья.
Но даже в самом чистом и радостном пении этого зверя слышится роковой мотив смерти. Ибо осторожный, умеющий быть «невидимым» волк выдает себя охотникам, отвечая на подражание вою (на охотничьем жаргоне «вабу»). Иногда на него может ответить вся стая, и если в их хоре звучал мотив траура по ушедшим из жизни близким, то в этот момент смерть нередко приходит к ним самим посредством роковой роли их хорового концерта. Ведь слишком часто в нашей жизни бывает так, что когда серый обнаружен, его встречают лаем борзых и залпами картечи.
Впрочем, то, что зубастый певец отвечает на первую попытку повыть, сделанную начинающим охотником, не самая большая странность волков.

Две самых больших их странности известны, но никто, кажется, не делал попытки их объяснить (потому что с точки зрения логики они необъяснимы) Эти две роковые тайны погибающие хищники уносят в свой волчий рай.
Первая роковая странность: они не защищают своих детенышей от напавших на логово человека или собак. Между прочим, сами волчата защищаются, как могут, но их родители убегают и прячутся.

Вторая роковая странность: волк, не оборачиваясь, убегает от гончих, заливисто лающих ему в след. Именно так волчару выгоняют собаками под выстрелы охотников. Между тем, данный зверь, конечно, сильнее борзых, да и других собак. Он легко побеждает дворовых псов и даже «снимает» с гона по лисе и зайцу тех же гончих псов. Но когда борзые лают, несясь по волчьему следу, тот уходит от них, пробегая десятки километров.
Тайна эта вряд ли будет разгадана: известно лишь, что все дело в тембре лая гончих псов, ведь если какая-нибудь из гончих лает, как щенок или дворовый пес, то серый может немедленно расправиться с ней, как с дворнягой.

Наиболее интересны аспекты интимной и семейной жизни описываемых животных, а до этого - целый год (надо же!) взаимного ухаживания. Кстати, у них не слишком заметно разделение, что один должен вовсю стараться понравиться, а другая лишь кокетливо принимать ухаживания.
Ласки волчат и их родителей, да и вообще атмосфера всеобщей любви, неизменно царящая в волчьей семье, слишком контрастируют с кольцами всеобщей ненависти, окружающих их во внешнем мире.
Действительно даже среди глупых волчат не встречается свирепых драк, хотя, конечно, они ссорятся и дерутся между собой по извечным поводам. Однако это миролюбивые зверьки - практически любая их стычка обращается в игру и шутливую потасовку.
Если у малышей погибают родители, то другие взрослые звери усыновляют и удочеряют сирот. Впрочем, свои или приемные дети относятся к взрослым волкам с огромной нежностью, просто дрожа от возбуждения в ожидании ласк.
Сама волчья семья является олицетворением моногамного брака без измен. Супруги в ней выбирают друг друга раз и навсегда, при условии, что их обоих минует огненная вспышка, которой обычно заканчивается волчья жизнь и любовь. Соответственно, особи, оставшиеся холостыми, помогают семейным и живут в семье, не покушаясь на «законный брак» своих соседей.
А еще серые - очень улыбчивые, веселые и игривые звери: дня не могут прожить без игры.
Ну и, конечно, душевная щедрость и доброта героев этой заметки (как и людская душевная щедрость) не может быть направлена только на своих собратьев. Они не трогают песцов, ворующих мясо из волчьих тайников, они не гонят воронов, не нападают на человека… короче, живут и по природным законам, и по божеским. И это главное, хотя, как правило, о данном звере пишут, сколько километров он пробегает в поисках добычи, какой он хороший санитар леса или тундры и т. д. Но это уже практически всем известно…

Вой и жизнь в стае - самые характерные особенности волка. Они отличают его от многих других млекопитающих и придают неповторимость его биологическому облику. Но если о волчьем вое известно очень много, и основные его музыкальные темы записаны на кассеты, то наблюдать в естественных условиях детали коллективной жизни обладателей этих замечательных голосов очень трудно, практически невозможно.

Стая представляет собой семейную группу, включающую в себя от пяти до двенадцати разновозрастных животных. Но иногда встречаются и очень крупные сообщества - более двадцати особей.
Наиболее компактными группами волки держатся зимой, более рассредоточено - летом. Основное преимущество их стайного образа жизни зоологи связывают с охотой на крупных копытных. В большой и маленькой стае существуют сложные иерархические отношения. У тех, кто наблюдал поведение этих животных, возникала даже версия, что волчья верность вызвана не только естественным образом поведения зверя, но и сложными взаимоотношениями в стае.

Сегодня убивают волков охотники в России и Польше (убивают их столько, сколько могут). Это делают фермеры Канады. На Аляске существует государственная программа убийства описанных прекрасных животных, ограничивающая отстрел с помощью ружья пятью волками на одного охотника в сезон. Но с помощью капканов, ведущих к медленной мучительной смерти, охотник может уничтожить неограниченное число животных. Им нет покоя даже на охраняемых территориях. В российских заповедниках охране подлежали все виды животных, кроме волков.
Или, к примеру, трое из пяти жителей Финляндии живут в городах и по результатам социологического опроса, проведенного в этой стране, волка боятся 32 процента населения. Получается, что какая-то часть современных горожан, никогда не видевших живого хищника, продолжает подсознательно воспринимать его, как опасность из сказки «Красная Шапочка».
К счастью, кое-где законодательно отменяются самые дикие виды отстрела волков. Так спустя пару десятков лет после того как В. Высоцкий написал «Охоту с вертолетов», ее запретили хотя бы в Канаде. Однако в России не приходится ожидать скорых успехов в подобном деле: понятие о «лютом сером хищнике» как о враге слишком плотно укоренилось в сознании обывателя.

Когда-то огромная территория, вся древняя Арктика с прилегающими на юге странами вплоть до Ирана и Тибета изобиловала волками...
Последний такой зверь в Британии был убит еще в 1680 году.
Последний волк во Франции пал уже в новейшие времена. На него была устроена грандиозная облава, не делающая чести французам: две тысячи загонщиков, тысяча стрелков, три самолета и шестьдесят жандармов с рациями! Сибирские охотники двести лет назад считали позорным выходить с ружьем вместо рогатины один на один на медведя, а в нашем веке любители пострелять по лесному зверью вероятно сильно измельчали, если им нужен трофей, а не поединок.
Итак, во Франции серого зверя не стало (если конечно не считать дворянских гербов). Уцелели он лишь в Испании, Сицилии, Скандинавии, Германии и далее везде со всеми остановками до Сахалина, Чукотки и Аляски. А в направлении меридианов - от берегов Ледовитого океана до Крыма и Кавказа и предгорьев Гималаев. В Северной Америке серые волки живут в Канаде, Аляске и Гренландии. В США встречаются более мелкие черные волки. А Техас и Флориду населяет особый вид - красный волк.
Под влиянием человека ареал волка резко сократился за последние 200 лет. А 500 - 1000 лет назад этот зверь занимал по площади ареала второе место после ареала человека.

Оборотни - отдельная тема. Уже в само их существование трудно поверить, хотя, в принципе, доступны даже их фотографии. Более или менее достоверно можно лишь утверждать, что возможно вселение человеческой души в волка.
Типичный представитель голливудовских ужастиков - это оборотень, который при трансформации в хищника полностью теряет какой-либо контроль над своими скрытыми желаниями. Его сдерживающие центры утрачивают силу, и он совершает жестокие и страшные убийства из чувств мести, ненависти, обиды. При этом, превратившись обратно в человека, он может не помнить того, что с ним происходило.
Однако хорошо известно лишь, что существует так называемая ликантропия - психическое состояние, при котором заболевший считает себя оборотнем. При этом он не меняет своей физической формы, однако является в равной степени опасным, как и настоящий зверь. В большинстве случаев нападений оборотней именно ликантропы являлись виновниками произошедшего.
В сказаниях всех европейских народов оборотень может быть убит обсидиановым ножом или стрелой с таким же наконечником, а также пулей, отлитой из серебра или кинжалом с серебряной отделкой на лезвии
«Волкодлак» или (чаще) «волколак» в славянской мифологии человек-волк; оборотень; колдун, способный превращаться в зверя и обращать в них других людей.
У славян он был относительно положительным персонажем - в отличие от мифологии народов остальной Европы. Хотя даже название серого волка наши предки старались не произносить и вместо этого говорили «лютый». Способность превращаться в зверя издревле приписывалась особо сильным колдунам. «Оборотиться» (превратиться) нередко буквально означало «перевернуться», то есть перекувырнуться, «переброситься через себя» или через условную границу. «Оборачиваясь», человек как бы переворачивался той стороной своего существа, которая приобщена к иным силам мира, к почитаемому зверью, «предкам и покровителям».
Перекидывание - самый распространенный способ превращения в «волколака». В этом случае человек наделенный «сверхъестественными» способностями, становится хищником, перевернувшись («перекинувшись») через воткнутые в пень или землю нож или топор.
Среди русских крестьян нашего века вера в оборотничество, в общем, угасла, хотя рассказы об оборотнях - волках и медведях до сих пор популярны в некоторых районах нашей страны.

Поведение настоящих волков словно соответствует канонам поведения «юноше, обдумывающему свое житье».
И действительно, по мере того как правда о серых хищниках постепенно становилась достоянием большего количества людей, в мире росло движение «Fury» (основное значение этого слова - «пушистые», но, конечно, имеется в виду просто «обладающие мехом») - сообщество людей, ощущающих в себе черты поведения или мировосприятия какого-нибудь зверя. Наиболее мощным в этом движении является сообщество людей, считающих себя в некотором смысле «волками». Благодаря общению через всемирную компьютерную сеть такие особенные индивидуумы из разных стран нашли друг друга, и движение fury стало всемирным (включая Россию, где тоже есть своя TeamWolf).
Однако обо всем об этом я узнал лишь десятилетие спустя после того я провожал свой первый год, когда я осознал себя волком. Я украсил в тайге маленькую елку, пушистую, как волчий мех. Надо мной висели огромные звезды, которые все на Севере кажутся белыми. Но я не видел над собою созвездие Волка. То ли оно невидимо из северных краев, то ли неприметно, как волчий мех на фоне тундры. Но, когда красноватое солнце светит в день по четыре часа, тогда и задумываешься о звездах. Ведь никто не задумывался об этом тогда, когда я родился в начале холодной зимы, когда даже волки не чуют весны.



 



Год Волка

Я родился в начале холодной зимы, когда даже волки не чуют весны, и моя жизнь могла стать продолжительной и прекрасной, как закат на исходе полярного лета. Но я родился в городе, где множество красных флажков было развешено не для охоты на волков. >>>

Акелла в графике


Рисунок, подаренный мне девушкой из Хабаровска по прозвищу Акелла >>>












 
 Copyright © 1997–2006 - Andrey Travin                                                                                                     Design 2003 - Leeloo