Главная
    Русские интернет-кафе
    Смерть в Интернете
    Находки
    Мои книги
    Статьи, Обзоры, Стихи
    Реальная жизнь



    Десятилетняя история русского Интернета глазами его главного
    историографа



    Опубликовано в "Независимой газете" 3 сентября 2004 года
    Андрей Травин

Рунету всего 10 лет! Всего или уже? Что же произошло и происходит с ним за этот отрезок времени и что с ним произойдет дальше? По каким законам живет российский интернет-рынок и какие тенденции будут управлять им завтра? На эти и другие вопросы ответил главный редактор Webrating Андрей Травин, один из самых известных историографов российской сети.

-Какие изменения произошли с рунетом за последние 10 лет?

– Первоначально русский Интернет был не таким связным, как сейчас. В браузере Netscape 1.1 для операционной системы UNIX была встроена карта прохождения трафика от пользователя до сайта (на профессиональном языке – traceroute). Летом 1995 года, обращаясь из Москвы на сайт в Зеленограде, я с изумлением наблюдал, как трафик шел через Амстердам! Сейчас это такая же экзотика, как и необходимость переключения кодировок на головной странице ресурса.

– Откуда возникло само слово «рунет»?

– Это слово впервые публично прозвучало в веб-обозрении израильского программиста Раффи Асланбекова «Мысли Великого Дяди» в июле 1997 года, но об этом мало кто помнит. Тем же летом слово «Рунет» было подхвачено известными сетевыми журналистами – Михаилом Гуревичем, ныне шеф-редактором «Утра», и Антоном Носиком – и благодаря им быстро прижилось, стало казаться, будто оно существовало всегда. Я считаю, что оно вошло в обиход потому, что в то время уже было что им обозначать. До этого, в 1994–1996 годах, центром активности русской сети были телеконференции, а вовсе не WWW. Конечно, в 1994 году Анатолий Левенчук сделал первый коммерческий сервер, в 1995 году создали свои неувядающие сайты Дима Вернер и Максим Мошков, но серфить по русской сети стало интересно только с осени 1996 или даже с зимы 1997 года. Первая заметная масса интересных сайтов появилась именно тогда.

– Каким вы помните интернет середины 90-х годов, когда он только появился в России?

– Время было беззаботное. В первую очередь, пожалуй, вспоминается эйфория 1997–1998 годов от общения в веб-форумах, гостевых книгах и чатах, а также от последующего развития этого общения в офлайне. Центры общения – «Перекресток», «Никитад», «Кам-Чат-ка» и другие – были тогда и центрами сети. В 1996 году открылся Zhurnal.ru, первый полноценный медиапроект, и в рунете стало можно что-то читать кроме библиотеки Мошкова. Длинным коридором на кухню редакции Журнала.ру хотя бы раз прошли почти все, кто до сих пор делает погоду в русском интернете. Однако самым запоминающимся проектом 1990-х годов был все-таки «Вечерний Интернет» Антона Носика. Я думаю, что люди, пришедшие в сеть в XXI веке, задним числом уже не поймут, насколько все ежедневные выпуски Антона были актуальны, умны и талантливы.

– Какие компании и проекты привнесли наибольший вклад в развитие рунета?

– Пожалуй, самый существенный вклад внесли «Демос», Сорос и ЮКОС. В офисе «Демоса» на Овчинниковской набережной близ Кремля фактически начался русский интернет. Фонд Джорджа Сороса «Открытое общество» в конце 90-х годов дал деньги на интернет-центры по всей России и на гранты создателям сайтов. Что же касается ЮКОСа, то именно на его средства Федерация интернет-образования продолжила в XXI веке дело Сороса. Нужно, конечно, отметить вклад РОЦИТа, Rambler, «Релкома», «Ринета» и еще многих компаний. Благодаря им рунет прогрессировал.

– Были ли какие-то события или тенденции, которые сказывались на развитии рунета негативным образом?

– Были, конечно, но все они далеко не фатальны. В первом хрестоматийном учебнике интернета Адама Гаффина имелся примечательный афоризм: «Интернет нельзя сломать». Эта фраза верна и десять лет спустя, хотя Касперский пугает мир утверждениями, что интернет в конце концов убьют компьютерные вирусы. Самым же большим ударом, несомненно, было падение NASDAQ осенью 2000 года. Тогда только-только сформировался рынок, вознаградивший неофитов за счет так называемых «ангелов», которые вкладывают ростковые деньги («seed money») в перспективные проекты на начальной стадии развития (примерно 50 тысяч долларов на один «круг», как, например, в «Апорт» или «Омен»), или за счет венчурных капиталистов (чьи инвестиции исчислялись уже миллионами долларов, но шли в раскрученные проекты типа Rambler или Mail.ru). После упомянутого обвала на NASDAQ’е о новых инвестициях в русский интернет почти ничего не слышно с осени 2001 года.

– Что сейчас модно в рунете?

– В последние год-два в рунете модны контекстная реклама, флэш-мультфильмы, блоги (личные сетевые дневники и коллективные ленты интересных ссылок) и RSS (формат, предназначенный для публикации новостей на новостных и подобных им сайтах). По-прежнему не выходит из моды зарубежный сайт LiveJournal, русскоязычная часть которого вполне может считаться частью рунета. LiveJournal – тот же блог, точнее, ресурс, где каждый может завести себе дневник. Еще в 2001 году Михаил Ашаров пошутил про удобство LiveJournal для тех, кто в интернете давно и «по уши» – дескать, вместо того, чтобы сразу придумать Живой Журнал, сначала придумали никому не нужный интернет.

– Чего не хватает в рунете? Каких порталов и сайтов должно быть больше?

– Не хватает производственных порталов. Почти сошла на нет отраслевая пресса о самом рунете. Нет каталога рекламных площадок. Точнее, он есть – на Webrating.ru, – но еще не доступен публично. Более всего не хватает сайтов по мобильным технологиям, SMS-маркетингу, играм для сотовых телефонов.

– Каково сейчас состояние российского электронного бизнеса?

– Сам термин «электронный бизнес» получил хождение лишь в эпоху широкого развития интернета и является более узким, чем «бизнес на основе информационных технологий». Говоря проще, электронный бизнес – это то, что целиком или частично делается с применением возможностей всемирной сети. При этом сейчас в интернет-бизнесе нет такой задачи, про которую профессионалы могли бы сказать: «Не знаю, как сделать». Можно сделать все, если речь идет об интернет-проекте, а не о новой технологии.

Интернет-бизнес делится на техническую и информационную части. Первая – это телекоммуникационные компании, в том числе интернет-провайдеры. Объем рынка интернет-провайдинга в России составляет в сумме всего несколько сотен миллионов долларов, а сам рынок поделен между множеством крупных и мелких компаний. За такие деньги не убивают, конкуренция в этой нише с самого начала идет сравнительно цивилизованная, но вкладываться сейчас в этот бизнес специалисты не рекомендуют. В сфере dial-up-доступа предложение превышает спрос, из-за чего провайдеры экономят копейки почти на всем, и публичный доступ в сеть через интернет-кафе – не исключение. Если уж выходить на рынок провайдинга, то с проектами домашних сетей масштаба микрорайона. Сейчас заканчивается этап «захвата» территорий Москвы, домашние сети покрывают более 1/10 площади города. Через год или полтора на рынке останется несколько операторов такого рода, которые сначала поделят территории крупных городов, а только потом начнут конкурировать бок о бок в пограничных районах.

Информационная часть интернет-бизнеса – это создание веб-сайтов, электронная коммерция, реклама в интернете, сетевые медиа и вообще услуги предоставления информации («контент-провайдинг» на профессиональном жаргоне). Деньги, которые здесь вращаются, конечно, меньше, чем в нефтегазовой отрасли или телерекламе. Максимум, чего удавалось пока добиться в рунете, – это вложить пару миллионов долларов и через пару лет получить обратно двадцать миллионов. В то же время интернет-рынок – гораздо более интересное и таящее неожиданности направление, дающее возможность поймать удачу и на голом месте заработать пусть всего один, но свой первый миллион долларов.

– На чем конкретно может заработать владелец сайта?

– Есть три основных источника доходов для веб-проекта (не считая чистой е-коммерции). Первый – брать деньги с читателей/посетителей. Второй – с поставщиков содержания, на котором основан сайт. Третий – с рекламодателей и спонсоров за право внедрить свою информацию в имеющийся на сайте популярный контент.

Платный доступ к информации (или платная подписка) возникает, с одной стороны, из-за наличия «информационной передозировки», «белого информационного шума» в сети, а с другой стороны – из-за наличия людей, которые ценят свое время. Бизнес, построенный на поставках очищенной, обогащенной информации, имеет нишевой характер, но приносит постоянный доход. Этот механизм уже работает, скажем, в области распространения финансовой информации (РБК) или новостей самого компьютерного бизнеса («Алгоритм-Daily»). При этом еще хватает незанятых или плохо освоенных ниш – таков, к примеру, рынок недвижимости.

Кроме посетителей деньги могут платить поставщики содержания, на котором основан сайт. В качестве примера возьмем price.ru. Заказчик платит за размещение на сайте информации о своих ценах на компьютерную технику; потребитель видит эти данные вместе с рекламой, за которую хозяину ресурса тоже идут деньги. У нас в стране эта модель наиболее распространена среди сайтов, посвященных туризму. Туристический бизнес вообще хорошо ложится на интернет-технологии благодаря своей оперативности, интерактивности и «нечувствительности» к физическим расстояниям. Удачные турсайты рунета рентабельны по крайней мере. Те, кто подходит к работе с интернет-сайтами всерьез, получают из сети по 100 клиентов в месяц, что для малого бизнеса не так уж мало. При этом почти все активы самого проекта нематериальны – это брэнд, сетевой адрес, привычки пользователей. Это характерный пример так называемой новой экономики, в которой нематериальные активы играют гораздо большую роль, чем материальные.

Что же касается интернет-рекламы, то в прошлом году объем этого сектора рынка оценивался в 18 миллионов долларов, что составляет приблизительно десятую часть всех денег, которые вращаются на рынке электронной коммерции. В этом году, по оптимистичным прогнозам, объем рынка сетевой рекламы вырастет уже до 24 миллионов долларов. Рынок «джинсы», конечно, оценить несколько труднее, тут точных цифр нет.

К этой же категории получения доходов можно отнести и комиссионные партнерские программы, когда на чьем-либо сайте размещается предложение купить товар какого-либо сетевого магазина. Магазин отслеживает, откуда пришел покупатель, который что-то заказал, и посреднику автоматически начисляется премиальная сумма. По сути, это своеобразный подвид рекламы, приносящий небольшую пользу обеим участвующим сторонам. К сожалению, комиссионные проекты пока трудно считать прибыльными – к примеру, ежемесячные доходы партнеров крупнейшего русского книжного интернет-магазина «Озон» составляют всего около 50 долларов.

– Какие направления электронной коммерции сейчас можно считать перспективными?

– Для получения реальных экономических выгод от электронного бизнеса сначала надо определиться с тем, выбирается ли сегмент B2C (когда делается что-то, нацеленное на конечного пользователя) или сегмент B2B (что-то, нацеленное на конкретные бизнесы). Затем изучаются все стороны услуги – платежные системы, доступ к базам данных цен и другие важные аспекты. Как только становится понятно, в чем заключается реальная бизнес-задача, имеет смысл начинать подбор технологии.

Глобальные новые идеи вроде ICQ, которые приносят миллионы долларов своим авторам, пожалуй, можно не считать. Построение порталов к массовому интернет-бизнесу также имеет очень малое отношение. По-видимому, их скоро останется по два-три в каждой стране. Даже если понять, как работает модель портала, не имеет смысла пробовать повторить это в каждом городе.

Наиболее старый и развитой электронный бизнес – это создание веб-сайтов, что в современных условиях означает предложение заказчикам программных движков, а не просто веб-дизайн. На этом рынке сейчас тесно, как и на рынке предоставления доступа в сеть по телефонным линиям (причем команды из Беларуси и Украины откровенно демпингуют). Выходить на этот рынок довольно легко, трудно достичь быстрого развития. Всему этому сегменту индустрии достаточно усилий нескольких сотен профессионалов.

Несколько запоздалым, а потому более затратным (с начальными вложениями более 500 тысяч долларов) будет обращение к электронному издательскому делу – это не только интернет-СМИ, но и каталоги ресурсов интернета, а также онлайн-энциклопедии. Весьма высок барьер выхода на рынок поисковых машин интернета и существенно ниже – на рынок бесплатной электронной почты. На таких ресурсах собирается довольно обширная аудитория, и здесь можно продавать рекламу. Схема окупаемости такая же, как и на телевидении: нет расходов на тиражирование, но и нет прибыли от продажи копий.

Конечный потребитель, на которого обрушивается информации больше, чем он может усвоить, тяготеет к проектам с отборной информацией. В этом плане показателен успех новостного интернет-проекта Lenta.ru, задача которого не передать потребителю максимальное количество новостей в единицу времени, а наоборот, защитить его от этого потока, процедить этот поток, отфильтровать, оперативно выдавая десяток важнейших новостей дня в удобном формате. Сейчас, например, потоки новостей, порождаемые интернет-проектами по недвижимости, плохо отсортированы, не имеют логики и иерархии, и приличная часть статей остается не замечена целевой аудиторией.

Отечественные брокеры никогда не скрывали главной причины выхода своих компаний в брокерский сектор сети: русский интернет развивается быстрее, чем растет число клиентов российских брокерских контор (а в такой ситуации лучше быть одними из первых в предоставлении этого комплекса услуг). Это еще одно эффективное поле деятельности с использованием рунета.

Так или иначе, для электронного бизнеса имеет смысл поставить задачу следующим образом: минимальными ресурсами получить максимальную выгоду. Концентрация на узком сегменте позволяет минимизировать ресурсы и – если сегмент выбран удачно – максимизировать прибыль.

– В 2004 году празднуется 10-летие российского Интернета. Что бы вы хотели пожелать интернет-сообществу?

– Поздравляю всех людей, связывающих себя с русскоязычным Интернетом. В нем каждый год идет не за два, а за пять, так что это десятилетие – гигантский срок. Отдельно мне хочется поздравить тех, кто был «на проводе» с самого начала. Того, что было, не вернуть. Дело не в том, что, к примеру, телеконференции утратили роль центра информационной жизни сети. Наверное, мы просто никогда не будем чувствовать себя частью одного текста. Мы навсегда стали отдельными высказываниями. Такова виртуальная жизнь...

Интервью брала Елена Платонова



 



Русский Интернет: родом из детства

Бытует некоторое расхожее мнение о том, Россия имеет женский характер. Впрочем, не менее расхожее утверждение заключается в том, что у России детская душа. Этой статье я нарочито отказываю в оригинальности. Данные строки написаны лишь с целью показать, что Русский Интернет - яркое подтверждение второй из названных версий, то есть своего рода сплошная Детсеть, отражающая естественное состояние русской детской души. >>>

Runetka-интервью:
"Порталу "Смерть в Интернете" исполнилось четыре года"


У меня достаточно оригинальное мировоззрение, которое я ни разу не высказывал ни на страницах "Смерти в Интернете", ни где-либо еще. >>>












 
 Copyright © 1997–2006 - Andrey Travin                                                                                                     Design 2003 - Leeloo