Главная
    Русские интернет-кафе
    Смерть в Интернете
    Находки
    Мои книги
    Статьи, Обзоры, Стихи
    Реальная жизнь



    Смерть: национальные особенности



    Опубликована в "Мужской работе" в декабре 2002 года
    Андрей Травин

Нынешнее западное общество стыдится смерти, больше стыдится, чем страшится, и в большинстве случаев ведет себя так, будто смерти не существует. Это можно заметить, даже обратившись к поисковым машинам Интернета, которые дают на слово "death" в среднем в восемь раз меньше ссылок, чем на слово "life". Одним из немногочисленных исключений является популярность на Западе идей естественной смерти и "правильно" прожитого предшествующего периода.

Надо сказать, что та культура естественной смерти зародилась еще в начале века в трудах Ильи Мечникова. Тот, исследуя человеческую природу с медико-философских позиций, обнаружил существование у человека инстинкта естественной смерти и возможности блаженно умереть, вместо умирания от болезней и травм. По его словам, "цель существования - восстановление нормального цикла человеческой жизни". Но хотя в последующие годы книги Мечникова ("Этюды оптимизма" и "Этюды о природе человека") не запрещала даже сталинская пропаганда, его учение в России практически неизвестно. Тогда как благополучная жизнь на Западе подсознательно требовала также хорошо довести ее до логического (то есть физического) конца (в том числе для тех, кто этого вряд ли достоин).

Если на протяжении долгих столетий смерть осмысливалась в сознании и культуре как "другая жизнь", то, начиная с Нового времени, проблема личной смерти встала перед ужаснувшимся человеком в своем полном объеме и угнетающем весе. Размышлениям о смерти, как правило, стал сопутствовать не очищающий катарсис трагического переживания, а страх, подавляющий волю. Он оказался запертым в подсознании общества, погружая его в стресс (а культуру - в декаданс).

Нынче мы живем в обществе, которое отталкивает смерть, заставляя человека умирать в одиночестве. Между тем смерть - это то, что должно подготавливать нас, эмоционально и духовно, к видению мира в своей соответствующей перспективе. Умирающий человек становится, таким образом, центром необходимой и полезной драмы, важной частью изучения жизни. Больницы иногда помогают закрывать личность от живой связи с семейством и друзьями, делая более трудным окончание жизни из-за отсутствия выражений любви.
Увы, как спел современный французский шансонье Жорж Брассанс: "Нынче и смерть - не та, сами мы все - не те, и некогда думать нам о долге и красоте".

Сегодняшняя модель смерти определяется популярным словом "privacy", ставшим еще более жестким и требовательным, чем раньше. И рядом с этим идет желание уберечь умирающего от его собственных эмоций, до последнего момента скрывая от него его состояние. Врачи тоже приглашаются, а в некоторых странах даже обязуются, соучаствовать в этой любящей лжи.

К счастью, все сказанное выше относится к так называемой западной цивилизации, а некоторые другие культуры дают нам образцы иного культурного отношения к смерти.


Мексиканское отношение к смерти

Некоторые слышали, что в Мексике, по традиции, пекут праздничный пирог в виде черепа, чтобы посмеяться над смертью (впрочем, такой обычай идет еще от пиров древних египтян). Мексиканские семейства делают дома сложный алтарь с фотографиями мертвых родственников. В Мехико устраиваются уличные парады скелетов во время фейерверков и праздника Калаверады, королевой бала которого становится Дама-Смерть в шляпе с перьями.
В Интернете я нашел на эту тему точные слова некого Октавиа Пас: "Для жителя Нью-Йорка, Парижа или Лондона "смерть" - это слово, которое никогда им не произносится из-за того, что жжет губы. Мексиканец же высмеивает смерть, ласкает и развлекает ее ; это одна из его любимых игрушек. В отношении нее у него, возможно, присутствует такой же страх, как и у других, но, по крайней мере, он не прячет его и обдумывает смерть лицом к лицу".
Действительно, 1 и 2 ноября мексиканцы празднуют День Мертвых. Кондитеры творчески изображают костные останки. Смуглые карапузы лижут сахарные черепа с марципановыми глазницами. Ночью на кладбище горят свечи, пьется текилья... На работе мексиканцы сочиняют шутливые некрологи коллег и начальства, рассказывающие о достоинствах и пороках "усопшего". В газетах траурной рамкой окружены фотографии президента и всех министров. Когда известный мексиканец умирает, в газете появляется его некролог - последний, но далеко не первый. Родные знают - расставанье не окончательно. Просто они будут встречаться реже. Раз в год. На Днях Мертвых.

Обнаружился и документ, рассказывающий о праздновании английского Дня мертвых в подражание мексиканской фиесте, который состоялся с большим успехом 18 апреля 1993 года в одной из лондонских церквей в присутствии 250 посетителей. Событие, организованное Центром Естественной Смерти, имело весьма большой резонанс. Работала выставка искусств, проводилось обсуждение деталей экологичных похорон и облегчения умирания с помощью специального дыхания, местный органист исполнял некоторые славные песни смерти из классического набора. Но европейскому обществу, в котором не были заложены основы достойного отношения к смерти, предстоит пройти еще очень долгий путь от разовых акции к соответствующему общественному сознанию.

Другое дело Япония, страна, характеризуемая таким отношением к смерти, что мимо нее нельзя "пройти" в нашей теме.


Японское отношение к смерти

Отношение к смерти в Японии могло бы стать примером для подражания, если бы не было так сильно завязано на превратно понимаемых понятиях долга и судьбы (фактически в значении кармы). Тем менее итоговый результат такого мировоззрения отличает несомненное достоинство.
Одно из ярких выражений японского отношения к смерти - бусидо, воинский кодекс самураев - становится частью массовой культуры даже на Западе. Но не в смысле его принятия, конечно, а в смысле цитирования. Западное кино имеет в активе уже пару фильмов, в которых явно цитируется кодекс бусидо. Это сравнительно недавний фильм Джармуша "Пес-призрак: путь самурая" и классическая лента Мелвиля "Самурай".

Сегодня, когда каждый человек на Западе ищет собственные варианты "спасения", мировоззренческого "оформления" смерти, когда эта тема "неудобообсуждаема" в "приличном обществе", можно открыть "Кодекс самурая" и прочитать: "Очень расчетливый ум не достоин уважения. Рассчитывать - это значит взвешивать и помнить, что можно потерять и что нужно выиграть. Расчетливый ум никогда не сможет подняться над мыслью о корысти и убытках. А что есть смерть, как не убыток? Что есть жизнь, как не корысть? Кто рассчитывает, тот корыстен. Поскольку такой человек в любых обстоятельствах работает только с корыстной целью, - он должен опасаться смерти. Значит, такой человек - трус".
Чтение этих афоризмов полезно, как обливание ледяной водой, и столь же приятно. "Оставь дверь открытой - и враг уже тут как тут. Но не нужно быть все время настороже. Нужно считать, что ты уже мертв". Это не игра словами, а всего лишь искусство выживания воина. Ведь человек боится потерять что-либо лишь до тех пор, пока ему есть, что терять. Привязанность к жизни связывает воина по рукам и ногам, не позволяя максимально полно использовать имеющийся у него в распоряжении арсенал профессиональных навыков. Все это полезно прочувствовать и людям не военных профессий и не японских корней. Хотя бы для того, чтобы улыбнуться новому дню и произнести: "Снежное утро! Вот здесь я с жизнью расстанусь!".

Что же касается культурного отношения к смерти у других народов, то здесь, как правило, современному человеку нечего применить к жизни из этого наследия. Так в Северной Индии до сих пор широко практикуется самосожжение вдов на погребальном костре (сати) - несмотря на его запрещение и уголовное преследование участников и подстрекателей. Этому обычаю - три тысячи лет, а толку?

Вообще нет ни одного континента, страны или народа с историей, незапятнанной ритуальными убийствами или другими извращениями, связанными с человеческой смертью. Скажем, в прошлые века из-за религиозной нетерпимости людям, придерживавшимся неортодоксальных взглядов, церковные и светские власти множество раз отказывали в праве на погребение. Но если уж давать исторический экскурс, то уместнее обратиться к русской истории, а не подробностям культа Кали - непальской богини смерти.


Смерть на Руси

В языческой Руси (за исключением случаев мести) не каралась смертью смерть, а существовал денежный откуп за убиенного. Только с принятием христианства появилась смертная казнь - священники хотели таким образом поднять ценность человеческой жизни. Смертная казнь впервые упоминается в Двинской уставной грамоте в 1398 году. Это наказание предусматривалось только за кражу, совершенную в третий раз. В то же время смертная казнь часто применялась в случаях, законами не предусмотренных. Еще в 1069 году по приказу князя Изяслава его сыном были казнены 70 человек, участвовавших в изгнании Изяслава из Киева. В те же века случались казни волхвов и изменников.

В Псковской судной грамоте 1467 года список преступлений, каравшихся смертной казнью был расширен: в него вошли воровство в церкви, поджоги, конокрадство и государственная измена. Судебники Ивана III (1497 г.) и Ивана IV (1550 г.) еще более расширили сферу применения смертной казни. В Уложении 1649 года список деяний, карающихся смертной казнью разросся до 63, а при Петре увеличился еще на 60 наименований. При Алексее Тишайшем в течение нескольких лет было казнено 7 тысяч человек, причем иногда число казней составляло 150 в день. При Петре I иногда казнили до тысячи человек в месяц. В годы правления императриц Елизаветы и Екатерины II смертная казнь была формально отменена, однако применялась на практике.

Система наказаний, которая предлагалась в проекте Уголовного уложения, разработанном в 1813 году, определяла семь видов наказания. Одним из них была смертная казнь. К моменту суда над декабристами Уложение не было принято Государственным советом из-за возражений, касающихся включения в систему наказаний смертной казни. Суд вынес смертные приговоры 36 декабристам. Однако император Николай I утвердил смертные приговоры только пятерым из них, заменив ее для остальных каторгой.

Вскоре наше страна вступила и в менее вегетарианские эпохи, о которых читателю более или менее известно. К счастью, они отчасти завершились в 1996 году, когда Борис Ельцин подписал указ "О поэтапном сокращении применения смертной казни в связи с вхождением России в Совет Европы". До сих пор в России действует мораторий на смертную казнь. Однако законодательного запрета на нее нет, и постоянно поднимается вопрос об отмене моратория.


Вступая в новый век

В 1962 году в Англии суд англиканской церкви заставил женщину удалить с надгробия мужа надпись "навечно в моих мыслях", ибо эти слова - ничто перед красноречием минувших веков. Церковь полагает, что "сильные выражения привязанности и скорби неуместны". А во Франции один священник собрал целую коллекцию эпитафий с единственной целью - высмеять их как новое язычество. Если бы оно заключалось только в этом!

Над современным цивилизованным миром веют настроения о том, что смерть - простой переход в лучший мир: в счастливый дом, где мы вновь обретем наших исчезнувших близких, когда придет наш час, и откуда они, в свою очередь, являются навестить нас. Как уже говорились в первых строках, таким образом комфортность жизни на Западе просто проецируется и на мир загробный.

К тому же каждый четвертый житель Центральной Европы верит в переселение душ. Об этом недавно заявила немецкая исследовательница Ютта Бургграф, выступая на XXII Международном теологическом симпозиуме.
Европейцы охотно верят в реинкарнацию, словно хотят оставить за собой "шанс попробовать еще раз". За последние сорок лет учение о переселении душ распространилось по всему западному миру, поскольку оно кажется очень привлекательным для тех умов, которые отказываются смотреть в "глаза смерти". Если мы с такой легкостью меняем место жительства, профессию, супруга, то почему бы не считать, что и жизнь сменится другой? Хотя с точки зрения христианских богослов (равно католических или православных) спасение возможно сразу для тела и души, отчего восточные доктрины о переселении душ не представляются чем-то необходимым.

Но увы, смена средневекового культа смерти на уютные концепции сыграла с европейцами скверную шутку. Так в первый час захвата заложников на мюзикле "Норд-Ост" у ряда зрителей случились истерики, которые пресекались... лишь угрозой немедленного расстрела на месте. Как будто люди только в этот день задумались о том, что они могут умереть, как будто за день, за два дня, за неделю до этого ими не соблюдался мудрейший принцип "помни о смерти". Причем, я не хочу как-то особо унизить своих соотечественников, и без того униженных. Полагаю, что если баскские террористы перейдут от взрывов к захватам людей, то подобную картину может наблюдаться и в Испании, в прошлые века явившей миру наиболее впечатляющие примеры живописи, музыки, поэзии и корриды с "металлическим" привкусом смерти.

Но все-таки важнейшее событие, знаменующее вступление человечества в новый век случилось 18 декабря 2000 года в Нью-Йорке, когда генеральному секретарю ООН Кофи Аннану была вручена петиция с требованием ввести мораторий на смертную казнь во всем мире. Петицию подписали 3 213 974 человека из 146 стран мира. Сбор подписей был организован Amnesty International и американской организацией Moratorium 2000. Среди подписавших петицию - далай-лама, архиепископ Кентерберийский, основатель Amnesty International Бененсон, лауреаты Нобелевской премии, главы государств, парламентарии.



 



Андрей Травин: "Я рад, что меня линкуют на слово смерть"

Главное достоинство "Смерти в Интернете" для самого автора оказалось не в материальной сфере, а в возможностях идентификации. После того, как я описал калейдоскоп проектов, в которых участвовал, понятны трудности с определением для меня ассоциативной ссылки на определяющий проект. И здесь очень кстати, под рукой оказалась "Смерть в Интернете" >>>

Смерть как mainstream

Катя Деткина не слишком интересовалась зарубежными сайтами. Но, так или иначе, ровно три тому назад от нее остался лишь невесомый, как душа, четырехкилобайтный портрет на собственной мемориальной странице >>>

Смерти больше нет... в Internet

В программе Netscape Navigator всех версий есть недокументированная команда, вводимая в поле Location, - about:mozilla. Этим ключом вызывается обращение к "троянскому коню" Netscape, выдающему туманную фразу из "фирменного Евангелия", которую можно интерпретировать как пожелание смерти всем остальным броузерам. Кровавый фон, на котором представлена эта фраза, проистекает из расшифровки неофициального названия Netscape Navigator - Mozilla, т. е. Mosaic Killer (убийца предыдущего лидера среди броузеров) >>>

Прикольная net-культура, или Молчание гусар

Зачем тащить в новое тысячелетие какие-то сайты с играми толкиенистов, буриме, народным романом и прочими разносолами, когда надо довести до абсолюта (или до портала, что почти одно и тоже) идею народно-развлекательного куличкинского журнала "Прикол", да так, чтобы уже никто и не вспоминал о дилетантах-первопроходцах. >>>

Runetka-интервью:
"Порталу "Смерть в Интернете" исполнилось четыре года"


У меня достаточно оригинальное мировоззрение, которое я ни разу не высказывал ни на страницах "Смерти в Интернете", ни где-либо еще. >>>












 
 Copyright © 1997–2006 - Andrey Travin                                                                                                     Design 2003 - Leeloo